Карманный линкор нацистского флота "Дойчланд" ("Лютцов"). История создания, контсруктивные особенности немецких тяжелых крейсеров типа "Дойчланд". Фотографии и технические характеристики карманного линкора "Лютцов"
 
Информация по составу и вооружению
военно-морского флота
Гитлеровской Германии в 1939 - 1945 годах.
 
   
   О кригсмарине
           История
           Структура
           Персоналии
   Надводные силы
           Линкоры
                   Тип "Бисмарк"
                   Тип "Гнейзенау"
                   Тип "Дойчланд"
           Тяжелые крейсера
                   Тип "Хиппер"
                   Тип "Дойчланд"
           Легкие крейсера
                   Тип "Эмден"
                   Тип "К"
                   Тип "Лейпциг"
           Вспомогательные крейсера
           Авианосцы
           Учебно-арт. суда
           Эсминцы и миноносцы
   Подводные силы
   Нереализованные проекты
           Линкоры класса "H"
                   Тип "H-39"
                   Тип "H-40"
                   Тип "H-41"
                   Тип "H-42, H-43, H-44"
           Крейсера типа "О"
   Форма Кригсмарине
   Символика Кригсмарине
   Фотогалерея
   Rambler's Top100

"ДОЙЧЛАНД" ("ЛЮТЦОВ")

Карманный линкор Дойчланд. Редкие фотографии карманного линкора Лютцов

Карманный линкор Дойчланд. Редкие фотографии карманного линкора Лютцов

Карманный линкор Дойчланд. Редкие фотографии карманного линкора Лютцов

ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Тип Тяжелый крейсер
Государство флага Германия
Спущен на воду 19 мая 1931 г.
Современный статус Затоплен 4 мая 1945 г.
ПАРАМЕТРЫ
Тоннаж 12 100 т. - стандартное;
16 200 т. - полностью снаряженный.
Длина 186 м - общая.
Ширина 21,6 м
Осадка 7,4 м - стандартная;
ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ
Силовая установка Восемь дизелей MAN,два винта
Мощность 52 050 л.с. (40 МВт)
Скорость 28,5 узлов
Экипаж 1150 офицеров и матросов
ВООРУЖЕНИЕ
Артиллерия 6 х 280 мм (11.0 дюймов)
8 х 150 мм (5.9 дюймов)
6 х 105 мм (4.1 дюймов)
8 х 37 мм
10 х 20 мм
8 х 533 мм (21 дюйм) торпедных аппаратов
Авиация Два гидросамолета Арадо Ar 196; одна катапульта

«Старшие братья» «Адмирала графа Шпее» имели значительно более продолжительную историю, заслуживающую отдельного рассказа. Головной корабль, спущенный на воду в присутствии тогдашнего президента Германии фельдмаршала Гинденбурга 19 мая 1931 года, формально вступил в строй 1 апреля 1933 года. Однако в первый испытательный поход вышел только через 2 месяца. На августовских пробегах он развил скорость 28 узлов. Интенсивные пробы заняли остаток года и начало следующего. Весной и летом «Дойчланд» совершил походы в Скандинавию, а в ноябре встал на первый ремонт и переоборудование. По завершении работ весной 1935-го он вышел в дальний заграничный рейс к берегам Южной Америки, а осенью вместе с «Шеером» крейсировал в Северной и Центральной Атлантике — будущей зоне рейдерства. Поход завершился визитом в Стокгольм, где на борт корабля поднялся шведский король. 1936 год ознаменовался началом «испанской карьеры» «карманных линкоров». В конце июля «Дойчланду» и «Шееру», готовившимся к маневрам, приказали срочно принять топливо и провиант для дальнего похода. На «Дойчланде» поднял флаг вице-адмирал Карле; «броненосец» спешно оснастили гидросамолетом Не-60, и через день после получения приказа германская эскадра отбыла в Испанию. Первый «круиз» оказался непродолжительным: 24 августа оба «карманных линкора» вышли в обратный путь, уступив место «Шпее». Однако 1 октября они вернулись в испанские воды. Второй заход продлился до 14 ноября, а по возвращении корабли приступили к ежегодному профилактическому ремонту. В мае 1937 года неразлучная пара вновь оказалась в Средиземном море. Здесь на долю «Дойчланда» выпало первое испытание, как бы задавшее тон его дальнейшей карьере. Головной корабль серии оказался весьма неудачливым: ом получал повреждения практически в каждой важной операции, не достигая при этом никаких существенных результатов.

29 мая на рейде острова Ивиса «Дойчланд» атаковали с воздуха 2 самолета, добившись двух прямых попаданий и одного близкого разрыва, потопившего катер у борта «броненосца». Хотя бомбы были всего-навсего 50-килограммовыми, они причинили кораблю значительный ущерб. Два взрыва (в районе передней надстройки и в центральной части корпуса, около правой 150-мм установки № 3) вызвали серьезный пожар, уничтоживший гидросамолет, унесли жизни 19 моряков и ранили еще 81, из которых четверо позже умерли. После экстренной ликвидации повреждений линкор отправился на родину «залечивать» раны.

После завершения ремонта «Дойчланд» еще дважды побывал в испанских водах: с поздней осени 1937-го по февраль следующего года и в июле — августе 1938-го. В промежутке между походами корабль прошел модернизацию.

Переоборудованный «Дойчланд» в марте 1939 года принимал участие в оккупации Мемеля, а в конце августа получил приказ на выход для рейдерства в Атлантике в паре с «Адмиралом графом Шпее». Этот почти трехмесячный поход под командованием капитана цур зее Веннекера закончился практически безрезультатно. Ему удалось потопить всего 2 судна общей вместимостью 7000 per. т, что не окупало даже стоимости израсходованного топлива. 15 ноября «броненосец» благополучно вернулся в Киль. Неудачный рейд повлиял и на переименование корабля, хотя основным мотивом для превращения «Дойчланда» в «Лютцов» стала суеверная боязнь Гитлера за судьбу судна, носящего имя «тысячелетнего рейха» («Германия» не может погибнуть!). Как вскоре выяснилось, шанс на то действительно имелся.

Следующая большая операция — высадка в Норвегии — едва не стала для линкора последней. «Лютцов» вошел в состав группы, предназначенной для оккупации Осло, и 9 апреля 1940 года следовал в строю за злополучным крейсером «Блюхер». После того как беспомощный флагман, получивший попадания крупнокалиберными снарядами с береговых батарей, миновал огневую завесу, целью для норвежских орудий стал «карманный линкор». 280-мм снаряд попал в его носовую башню (практически точно в середину лобовой плиты), выведя ее из строя на час с лишним и уничтожив центральное орудие. Еще 2 попадания в надстройки убили или ранили почти 20 членов экипажа, в том числе прислугу двух 150-мм пушек, а также вызвали пожар. «Лютцов» отвернул и отошел на юг. На его счастье, энергичные действия десанта поправили положение, хотя судьба операции против Осло висела на волоске. После захвата столицы поврежденный «карманный линкор» получил приказ как можно скорее возвращаться в Германию. Выйдя в море поздно вечером следующего дня, его командир капитан цур зее Тиле решил пройти опасную из-за возможного присутствия подводных лодок зону на большой скорости. Но это не спасло «Лютцов»: около 2 часов ночи он получил торпеду с британской субмарины «Спирфиш», хорошо еще только одну из 6-торпедного залпа. Попадание в корму привело к затоплению 4 отсеков, причем корпус позади башни надломился. Хотя дизели остались работоспособными, через 10 минут после взрыва линкор беспомощно дрейфовал на 2-узловой скорости. Только близость хорошо оборудованных баз позволила буксирам и тральщикам оттащить корабль в Киль, на что потребовалось почти двое суток, на протяжении которых неудачник «Лютцов» несколько раз садился на мель.

Длительный ремонт, занявший более полугода, был отмечен попаданием бомбы в ходе бомбардировки Киля 9 июля 1940 года. Формально корабль вновь вступил в строй 8 августа, однако фактически он был вновь готов к действиям лишь к новому году. Предполагалось, что в июле 1941-го «Лютцов» отправится в новый атлантический рейд, однако в преддверии нападения на СССР Гитлер запретил операцию. Решение оказалось неудачным: 13 июня при переходе корабля на Балтику британские торпедоносцы «Бофорт» атаковали его и, несмотря на воздушное прикрытие, добились попадания в середину корпуса. Затопленными оказались 2 моторных отсека и один из отсеков с соединительными муфтами. «Лютцов» лишился хода и принял 1000 т воды, получив на короткое время угрожающий крен около 20 градусов. Предпринятые меры позволили частично спрямить корабль и дать 12-узловый ход. «Карманный линкор» благополучно добрался до Киля, где вновь встал на ремонт.

Работы завершились лишь в январе 1942 года, однако исключительно суровая зима заставила отложить выход в Норвегию до 16 мая. Спустя 6 дней «Лютцов» наконец воссоединился со своим систершипом «Шеером» в заливе Боген. Первая же попытка действий против конвоя PQ-17 (операция «Россельшпрунг») вновь привела к выходу из строя злосчастного корабля. Находясь под флагом вице-адмирала Кюммеца, он напоролся на не обозначенную на карте скалу еще до выхода из залива Боген и вынужден был вернуться в Нарвик. Планировавшийся на лето полугодовой рейд в Атлантику командование флота вновь от¬менило. «Лютцов» не взяли даже в местную операцию в Карское море, в которую отправился один «Шеер».

Следующим (и опять неудачным) стал выход в конце декабря 1942 года на операцию «Регенбоген», приведший к печальному для немцев «новогоднему бою». «Лютцов» и тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер» безуспешно атаковали конвой, прикрываемый лишь эсминцами. «Карманный линкор» находился в очень выгодной позиции с юга от беспомощных торговых судов, получив отличную возможность использовать свой главный калибр — впервые после 1939 года! «Лютцов» смог развить 26-узловую скорость в условиях плохой погоды, опровергнув критику его мореходности со стороны верховного командования. Однако пассивное маневрирование и попытки стрельбы с 85 кбт в условиях плохой видимости привели к тому, что «поезд ушел». После повреждения «Хиппера» подоспевшими британскими крейсерами деморализованные немцы покинули поле боя, уступив его более слабому, но уверенному в себе противнику.

Самым важным итогом неудачной операции стал приказ Гитлера, запрещавший дальнейшее активное использование крупных боевых кораблей. «Лютцов» с уменьшенным экипажем формально остался в строю, но по-прежнему находясь в Нарвике. В марте наиболее крупные из уцелевших боеспособных судов кригсмарине (в их числе и «карманный линкор») переместились в Альтен-фиорд, поближе к зоне прохождения конвоев. Командование флота предполагало задействовать его в индивидуальном рейдерстве в Арктике, но запрет Гитлера и большой риск заставили раз за разом откладывать решение и в конце концов вообще отказаться от операции. 10 сентября 1943 года последовал приказ о возвращении «Лютцова» в Германию. 23-го числа того же месяца началась операция по его проводке, которую удалось успешно завершить спустя 4 дня, несмотря на то, что британское Адмиралтейство получило сообщение своей радиоразведки. Корабль поставили на очередную модернизацию, после которой он должен был стать чисто учебным судном. Это означало перевод на Балтику — наиболее спокойное для кораблей «третьего рейха» море. Там продолжилась служба «броненосца», который с конца 1943 года по март следующего прошел очередной ремонт и модернизацию в Либаве (Лиепае). По завершении работ весной 1944 года «Лютцов» участвовал в походе флота к устью Финского залива для демонстрации своей мощи собиравшейся выйти из войны Финляндии (операция «Ротбухе»). Летом 1944 года командование решило перевооружить корабль, усилив его зенитную артиллерию. Работы также проводились в Либаве и заняли около месяца. В конце сентября полностью боеготовыми крупными кораблями оставались только «Лютцов» и тяжелый крейсер «Принц Ойген». Их предполагалось использовать для поддержки немецких войск на побережье Рижского залива. 11 октября 1944 года «карманный линкор» вновь открыл огонь главным калибром, впервые после злополучного «новогоднего боя». В конце месяца он обстреливал позиции советских войск на полуострове Сворбе, израсходовав свыше 300 11-дюймовых снарядов.

Между тем база в Готенхафене стала небезопасной. Рейды союзной авиации заставили перевести «Лютцов» и «Шеер» в Пиллау. В конце января оба «карманных линкора» вновь поддерживали свою армию, но уже в Восточной Пруссии. Конец фашистской Германии был близок, и для больших кораблей просто не оставалось укромных мест. В середине апреля британские «ланкастеры» атаковали находившийся в Свинемюнде «Лютцов» тяжелыми бомбами. Хотя прямых попаданий не было, близкие разрывы привели к постепенному затоплению корпуса. Корабль сел на грунт на мелком месте, продолжая обстреливать части Советской Армии, приближавшиеся к городу, до 3 мая. Взорванный командой и полностью выгоревший корпус весной 1946 года был поднят советскими спасателями, однако из-за невозможности восстановления в следующем году корабль затопили в центральной части Балтийского моря.